Последние темы
» Как выложить фото на форум.
Чт 5 Окт 2017 - 9:28 автор OldradioXX

» Банк данных по шкалам и не только. (Обсуждение).
Вс 12 Мар 2017 - 9:15 автор OldradioXX

» Помогите опознать шасси
Пт 10 Мар 2017 - 9:39 автор OldradioXX

» Astrad Auriga
Ср 8 Мар 2017 - 1:23 автор OldradioXX

» Saalburg приёмник
Вт 7 Мар 2017 - 20:40 автор IMeMeMine

» Шкалы радиоприемников и радиол - посмотреть живые.
Вт 15 Ноя 2016 - 15:17 автор OldradioXX

» Шкалы самодельные и не только.
Чт 6 Окт 2016 - 9:38 автор OldradioXX

» Задние стенки - новоделы.
Ср 5 Окт 2016 - 15:14 автор OldradioXX

» Эстония 2
Чт 8 Сен 2016 - 14:18 автор maalin

» Копии задних стенок, для своих отреставрированных.
Чт 8 Сен 2016 - 10:52 автор Aleksvox

Календарь.

Рижский государственный электротехнический завод «ВЭФ».

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

Рижский государственный электротехнический завод «ВЭФ».

Сообщение автор OldradioXX в Ср 18 Авг 2010 - 0:56

В 20-е годы прошлого столетия радио имело огромный успех во всем мире. Повсеместно зарождались кустарные производства и небольшие кооперативы. Латвийская республика не была исключением.
Всемирно известный радиозавод ВЭФ так же начинал с малого.
Латвийские коллекционеры радио создали прекрасные сайты, посвященные своим радиозаводам. Это сайт Дмитрия Ипполитова http://www.oldradio.lv/ и сайт Николая Баранова http://www.radiopagajiba.lv/.

C разрешения Дмитрия Ипполитова, я хочу на своем форуме дать информацию о заводе ВЭФ. Эта информация будет состоять из нескольких статей известных латвийских коллекционеров - Атиса Андреевича Брикманиса и Сергея Игоревича Давидчика. Фотографии буду использовать как с сайта Дмитрия Ипполитова, Атиса Андреевича Брикманиса, так и свои.


Рижский государственный электротехнический завод «ВЭФ» - (латыш. VEF, Valsts Elektrotehniskā Fabrika).

ВЭФ - рождение и становление. 1919-1940 годы.
Автор статьи С.И. Давидчик.
19 июня 1919 года начальник управления Почт и Телеграфа Латвийской Республики Eduards Kadiķis издал приказ, в котором Александру Типайнису (Aleksandrs Tipainis) было предложено организовать механическую мастерскую по ремонту телефонных и телеграфных аппаратов, линейного оборудования и почтового инвентаря.
Дело в том, что А. Типайнис до Первой Мировой войны работал начальником такой мастерской, которая, при угрозе немецкой оккупации, вместе со всем оборудованием и частью квалифицированного персонала была эвакуирована в город Тверь (г. Калинин при советской власти). Во время долгих мытарств по эвакуационным эшелонам охваченной Мировой войной России, а затем – Гражданской войной, большая часть оборудования, размещавшегося в трёх вагонах, была потеряна, разграблена «революционным» пролетариатом; А. Типайнис все же смог вернуться на родину и принять участие в становлении нового, первого Латвийского государства.
В 1920 году было приобретено различное производственное оборудование, ибо требовалось расширение производства и оборудования, частью спасенного и возвращенного из эвакуации, а частью купленного на (!!!) блошином рынке, стало не хватать. В следующем, 1921 году мастерская начала производство телеграфных аппаратов систем Хьюса и Морзе. В 1922 году мастерской были заказаны первые 100 штук настенных телефонных аппаратов, конструкция которых оказалась настолько удачной, что выпуск был продолжен вплоть до начала 30-х годов, но уже в металлических корпусах; кстати, эти, «металлические» аппараты в большем количестве сохранились до наших времен, их можно увидеть практически в любом антикварном магазине Риги – большие настенные аппараты черного цвета с гербом Латвийской Республики.
В 1924 году мастерская из подвала Департамента переехала в бывшее здание городского ломбарда на улице Слокас, число рабочих перевалило за 300 человек; по сути, это была уже не мастерская, а завод.
В том же 1924 году, время, когда радиовещание, в то время называющееся «радиофон», победными шагами «шло» по миру, молодое государство – Латвия, не могло остаться в стороне. Мастерская, а по сути завод, который именовался P.T.D. G.D. – Pasta un Telegrafa Departāmenta Galvēna Darbnīca – Главная Мастерская Департамента Почт и Телеграфа (лат.), изготовила одноламповый приемник. Его сконструировали – ученик А.С. Попова Янис Линтерс и руководитель новообразованного радиоотделения Департамента – конструктор радиоприемников Альберт Мадисонс. За основу была взята разработанная в Норвегии схема сверхрегенератора – «аудион» - сеточный детектор с положительной обратной связью, где настройка осуществлялась за счет перемещения катушек относительно друг друга. Переменный конденсатор не использовался по простой причине – для его производства требовались специалисты высокой квалификации и точное оборудование, которого в Латвии в то время еще не было.
При настройке приемник издавал характерный рокот, похожий на рычание медведя. Поэтому «первенца» назвали Lācītis – медвежонок (лат.). Для питания аппарата были необходимы анодная и накальная батареи, что сильно удорожало конструкцию. Первый аппарат на Рождество 1924 года был подарен первому президенту Латвийской Республики, выпускнику Санкт-Петербургского университета, Янису Чаксте.
Гораздо более дешевые, как сейчас бы сказали – «массовые», аппараты – с кристаллическим детектором начали выпускать в 1925-м году. У приемника с кристаллом были существенные недостатки, самый существенный из которых – нестабильность активной точки; настройка ее осуществлялась стальной иглой, прикасаясь которой к различным точкам кристалла, находили место, при котором в наушниках, «телефонах», слышалась передача. Оставалось только не передвигаться по комнате, что бы не стряхнуть точку и не начинать все с начала. Второй недостаток – наушники, из за которых слушатель был «привязан» к приемнику. Поэтому P.T.D. G.D. начала производство одно – и двухламповых усилителей звуковой частоты, что бы можно было применять громкоговорители, производство которых, рупорного типа по типу импортных фирмы «Gravor», так же было налажено.
Мастерская достигла такого уровня, что большинство комплектующих для своей продукции производила сама. В то время крупные иностранные фирмы пытались утвердиться в Латвии, и мастерская просто не могла с ними конкурировать. Руководитель мастерской А. Типайнис постарался, что бы патентное бюро издало указ о таможенном налоге на каждый ввезенный в страну радиоприемник – 10 лат за каждую радиолампу. Это делало невыгодным импорт приемников из за границы, но защищало и стимулировало местного производителя.
В 1927 году вновь встал вопрос о расширении производства, и было принято решение приобрести у ликвидационной комиссии Всемирной Электротехнической Компании UNION бывшее помещение фабрики на улице Бривибас 19. В 1927 году, после привидения помещений в порядок, мастерская переехала туда.
В 1930 году в ведение P.T.D. G.D. была передана фанерная фабрика Latvijas Bērzs, что позволило изготовлять качественные корпуса для своей продукции, а с 1935 года даже изготовлять самолёты.
В феврале 1932 года P.T.D. G.D. была преобразована в объединение Valsts Elektrotehniskā Fabrika (VEF). В начале фабрика называлась Valsts Elektrotehniskā Fabrika Pērkons (ВЭФ-Молния, лат.), но вскоре от «молнии» отказались. В середине 1932 года был объявлен конкурс на фирменный знак, эмблему фабрики. Победил в нем молодой дизайнер, хотя тогда еще не знали этого слова, Карлис Ирбитис.
В том же, богатом на события, 1932 году А. Мадисонс был командирован на германские и французские крупные радиофирмы, где 2 месяца знакомился с производством радиоприемников. Так же он побывал в Финляндии и Эстонии, где вскоре были открыты представительства по продаже радиоприемников и другой продукции под маркой VEF.
Завод изготавливал такое количество радиоприемников, что местный рынок просто не был в состоянии «переварить» такое количество. С 1935 года у VEFа были торговые представительства в столице Эстонии – Таллинне, тогдашней столице Литвы – Каунасе, в столице Финляндии – Хельсинки, столице Норвегии – Осло, в Швейцарии – в Цюрихе и в столице Великобритании – Лондоне. В 1936 году экспортировали около 3500 аппаратов, в 1937-м – около 4000, в 1938-м – около 8000, в 1939-м, когда в Европе уже пахло большой войной, меньше – около 6500. Больше всего было отправлено в Скандинавские страны.
В 1934 голу при заводе было открыто ремесленное училище. В 1935 году – начато производство самолётов. Всего было изготовлено 33 летательных аппарата различных типов.
В 1936 году началось производство знаменитых «шпионских» фотокамер Minox; до 1938 года сделали около 22000 штук.
Особенно известны радиоприемники VEF. На международных выставках 1935 года в Брюсселе и 1937 года в Париже аппаратам под маркой VEF были присвоены «Gran Prix».
Помимо радиоприемников на заводе производились кинопроекторы, силовые трансформаторы для электросетей (кстати, местные сети с напряжением 20кВ используются только в Латвии), оборудование для высоковольтных сетей, силовые кабели и провода, ветровые генераторы, приемо-передатчики для морских и воздушных судов, стационарные радиопередатчики (Rīga, Madona, Kuldīga, Klaipeda – sender Memel), аккумуляторы, сухие элементы (батареи) и пылесосы. Так же малыми партиями изготавливались дорожные машины, был выпущен первый латвийский автомобиль Vairogs (на базе Ford’а).
После значительных событий 1940-го года, двояко оцениваемых в наше время, завод взял под свой контроль Народный Комиссариат Электротехнической промышленности СССР. В акте о приемке завода под его юрисдикцию был отмечен высочайший технический уровень VEF’а.
Были пересчитаны на советскую элементную базу модели радиоприемников, подготовленных к производству в 1941-м году, были привезены на завод советские радиолампы, но…
В 1941-м году началась немецкая оккупация. Завод вновь меняет хозяина. Теперь это уже не VEF, a AEG Ostlandwerk Gmbh. На заводе производятся как и радиоприемники (модели VEF Super M517 – сначала на советских лампах, затем, с учетом ситуации поставок – на серии Е-11, VEF Super KB416- знаменитый немецкий «офицерский чемоданчик», VEF Super B417 – батарейный вариант М517 на лампах серии D-21), так и танковые, судовые, пехотные и авиационные радиостанции, различные приборы для настройки и контроля радиооборудования, а так же знаменитые сирены для штурмовиков «Штука» - Юнкерс-87, или «Лапотник», по советской «классификации».
В 1944 году, перед освобождением Риги от немецких войск, оккупанты большое количество технологического оборудования и готовой продукции вывезли, в частности, в Австрию, но эшелон был поврежден советской авиацией уже на австрийской территории и был частично растащен местным населением – война кончалась и немецкого «орднунга» уже не было и на германской территории.
Что не успели вывезти – уничтожили.
После освобождения Риги сразу начались работы по восстановлению завода. И уже в 1945 году заработал цех по производству фотобумаги. В конце 1945-го – начале 1946 года был выпущен радиоприемник, прославивший завод на весь Советский Союз – VEF Super M557, по сути, являвшийся упрощенной копией довоенного аппарата М517, разработанного с использованием ламп советского (американского) образца.
Был также выпущен очень малой серией 13-ти ламповый радиоприемник высшего по тем временам, класса – VEF Super Lux M1357, или М157, так же являющийся сильно упрощенной копией довоенного аппарата М1307 – с фиксированными настройками, автоподстройкой частоты гетеродина (в то время на бытовом аппарате!!!), моторным приводом механизма настройки, экспандером для расширения динамического диапазона передачи, громкоговорителем усовершенствованного типа с облегченной магнитной системой и т.д. Схемотехнические решения данных аппаратов впоследствии были применены на знаменитых аппаратах «Латвия» М137 и МИР М152.
В 1949-50-ом годах в Советском Союзе начинается, вроде бы, благое дело – принятие ГОСТов. Это мероприятие знаменует собой закат старой довоенной конструкторской школы на VEFe. Выпущенная на смену модели М557 модель М697, по сути, повторяет схему 557, изменены в большей части лишь дизайн и размеры корпуса, а так же механизм шкалы. Схема была еще более упрощена по сравнению с довоенным М517. Но аппарат не попадал под ГОСТ – примененные лампы «с колпачком», сеточным выводом сверху, устарели, на смену им пришли так же лампы американского образца на октальном цоколе, но без вывода, «single base», обладавшие, якобы, лучшими параметрами, а по сути, просто более дешевые в производстве. На их базе была разработана модель Балтика РЗ-1. Многие трактуют буквы РЗ как первые буквы фамилий разработчиков – Ратинер и Залевский, первый – разработчик электрической схемы, второй – общей компоновки и механизма настройки. Но это не более, чем легенда. Балтика позиционировалась как приемник второго класса, но по количеству ламп «не добирала» до заявленных ГОСТом требований; поэтому и была выпущена относительно небольшим тиражем. Ее сменила модель Балтика – 52, в которой лампа 6Г2 была заменена двумя лампами: 6Х6С и 6Ж8 – характеристики остались те же, но количество ламп было согласно стандарту. Дальнейшее развитие этой модели – модели М254 и радиола/приемник VEF Akkord, но эти изделия уже характеризуют закат VEFa, как самобытного предприятия со своими традициями.
Развитием в обратную сторону, если можно так сказать, является и модели класса Люкс того времени – Латвия М137 и МИР М 152 и М154. В Латвии М137 видны еще конструктивные наработки довоенных конструкторов – механизм настройки с лампочками, как у М707, М717, М1307, построение УНЧ, как у последнего и многое другое. У М152 – то же но в меньшей степени, хотя влияние «старой школы» прослеживается.
По воспоминаниям одного старого VEFовца, советские кадры просто «выжили» с завода оставшихся там довоенных специалистов. Сначала на заводе не понимали, что такое «план» и как ради него можно выпускать бракованную продукцию. Дело дошло даже до Совета Министров, до самого В.Лациса, который добился входного (!!!) контроля на комплектующие – штамп VEF на послевоенных лампах, применяемых на заводе – тому пример.


Последний раз редактировалось: OldradioXX (Ср 18 Авг 2010 - 21:30), всего редактировалось 6 раз(а)
avatar
OldradioXX
Admin

Страна :

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Рижский государственный электротехнический завод «ВЭФ».

Сообщение автор OldradioXX в Ср 18 Авг 2010 - 2:48

От VEF Super MD/39 до ВЭФ Супер М557, или латвийская концепция "народного радиоприемника".
Автор статьи С.И. Давидчик.

К концу 30-х годов ХХ века в мире сформировалась некая концепция «народного радиоприёмника», который должен был быть недорогим, но, вместе с там, достаточно функциональным и обеспечивать радиослушателя приемлемыми потребительскими функциями.
Наиболее полно эта концепция была реализована в США фирмой RCA Victor, которая выпустила в свет огромное количество дешевых аппаратов. В Европе так же, наиболее полно это было реализовано в Германии выпуском Volksempfanger’ов; следуя идеологии, дескать, «каждый немец должен услышать фюрера», но слишком убого технически, хотя, экономически и идеологически оправдано, и в каких масштабах!!! В близкой к нам Эстонии так же, многими фирмами выпускались одни и те же стандартные аппараты, как, к примеру, модель Maret 5.
В Латвии на заводе VEF так же принимали данную концепцию, более того, приёмники прямого усиления, ввиду своих низких потребительских качеств, хотя и довольно дешевые, потребителя уже не удовлетворяли, поэтому к 1938-м году была разработана модель аппарата под названием VEF Super MD/39, вполне современного, на тот промежуток времени, дизайна, дешевая в производстве и простая в управлении, можно сказать, «ничего лишнего».
VEF SUPER MD/39 - самая первая модель из знаменитой вэфовской серии аппаратов с круглой шкалой , радиоприемник выпускался с 1938-го по 1939-й год и представлял собой 5-ти ламповый супергетеродинный аппарат , собранный на штампованном из алюминия шасси, с примененными в нем американскими лампами: 6A8G – преобразователь частоты, 6B8G – УПЧ, детектор и выпрямитель АРУ, 6E5 – оптический индикатор настройки «магический глаз» и предварительный УНЧ, 6K6G – выходной каскад УНЧ и 1-V – однополупериодный выпрямитель.
Фото радиоприемника принадлежавшего мне.



О максимальной экономии говорят следующие конструктивные особенности: в первых модификациях сигнал с детектора подавался прямо на выходную лампу, без предварительного УНЧ, дополнительный НЧ каскад включался только при воспроизведении грамзаписи; в последствии, дабы повысить общее усиление аппарата, предварительный УНЧ ввели и при приеме радиопередач; была выбрана низкая промежуточная частота – 128 кГц, что сильно понижало избирательность приемника, но, в первых, позволяло повысить усиление по ПЧ, во вторых, контура ПЧ были дешевле в производстве; выпрямитель был однополупериодным, кроме того, цепь накала кеноторона не имела отдельной обмотки, а запитывалась параллельно с остальными лампами, что, при выходе кенотрона из строя вследствие межэлектродного замыкания могло вызвать выход из строя всех остальных ламп и других компонентов.
Вместе с тем, приемник имел довольно сложную систему преселектора, «позаимствованную» у «старших братьев» VEF ON и VEF Super Lux; в общей сложности, аппарат насчитывал 7 настроенных контуров, как и в более дорогих моделях.
Отдельного рассказа заслуживает корпус приёмника. Дело в том, что в мире в то время были в моде бакелитовые корпуса радиоаппаратов, а в Латвии был недостаток этого материала, которого хватало лишь на ручки и небольшие элементы отделки. Поэтому было решено делать корпуса традиционно, из дерева, но окрашивать «под бакелит». Кроме того, для качества звука дерево – наиболее подходящий материал, обладающий хорошими резонирующими свойствами; вы видели когда - нибудь пластмассовую скрипку!?
Шкала приемника была круглой, достаточно большой для аппарата такого класса и очень информативной. Вначале она была белого цвета и изготовлена из бумаги, где типографским способом была нанесена градуировка диапазонов и названия наиболее сильных станций. Бумага была наклеена на стекло. Внизу шкалы помещалось небольшое окошко, где при переключении диапазонов перемещался трехцветный флажок, перекрывающий одним из цветов окошко; цвет окошка соответствовал цвету краски, которой был обозначен диапазон на шкале.
Впервые в этом, 39-м модельном году на ВЭФе появляется знаменитый впоследствии дизайн ручек – «ромашки». Дизайн аппарата разработал гениальный А. Ирбите, тот, кто придумал, в частности и знаменитый на весь мир логотип ВЭФа.
Аппарат быстро стал популярен, хорошо продавался, и было решено продолжить хорошо начатое дело в следующем 40-м модельном году.
К 1940-му году, было разработано пять модификаций столь полюбившегося потребителю аппарата: для сети переменного тока модели VEF Super MD/40 и VEF Super M507, для универсального питания от сетей как постоянного, так и переменного тока, модель VEF Super LM507, батарейная модель VEF Super B407 и экспортный вариант VEF Super M507N, предназначенный для экспорта в Норвегию. Он имел диапазон «промежуточных» волн от 70 до 200 метров; на этих частотах в Норвегии передавали сводку погоды для рыбаков, чтобы, не выходя из дома, они могли утром узнать, можно ли выходить в море. В последствии литерой N обозначались все экспортные аппараты, имеющие какие либо схемотехнические особенности, требуемые страной – импортёром.
Модель MD/40 уже была собрана не только на американских лампах, была изменена схема питания – был применен европейский кенотрон фирмы Philips типа AZ1, на силовом трансформаторе была добавлена отдельная обмотка накала кенотрона, но схема выпрямления анодного напряжения была, как и прежде, однополупериодной с анодами кенотрона, соединенными параллельно.
VEF SUPER MD/40 - этот супергетеродинный радиоприемник выпускался с 1939-го по 1940-й год на 5-ти радиолампах 6A8G – преобразователь частоты, 6B8G – УПЧ, детектор и выпрямитель АРУ, 6E5 – оптический индикатор настройки «магический глаз» и предварительный УНЧ, 6K6G – выходной каскад УНЧ и AZ1 – выпрямитель.
Фото радиоприемника с сайта Дмитрия Ипполитова.
VEF SUPER M507 - модель производилась с 1939-го по 1940-ой год , в аппарате были применены лампы европейской «красной» серии :EK2 - преобразователь, EBF2 – УПЧ, детектор, выпрямитель АРУ, EFM1 – оптический индикатор настройки и предварительный УНЧ, EL3N – оконечный УНЧ и выпрямитель на кенотроне AZ1.
Фото радиоприемника с сайта Дмитрия Ипполитова.
VEF SUPER B407 - батарейный супергетеродинный аппарат выпускался с 1939-го по 1940-ой год на «смеси» американских и европейских ламп: KCH1 – преобразователь, KF3 – УПЧ, 1H6G – детектор, выпрямитель АРУ и предварительный УНЧ, 1E7G9] – двухтактный выходной каскад УНЧ. Приемник получал питание от накального аккумулятора напряжением 2 вольта и анодной сухой батареи напряжением 120 вольт.
Батарейный аппарат В407 имел такой же, стилизованный под бакелит, деревянный корпус и выпускался на «смеси» американских и европейских ламп: KCH1 – преобразователь, KF3 – УПЧ, 1H6G – детектор, выпрямитель АРУ и предварительный УНЧ, 1E7G – двухтактный выходной каскад УНЧ. Приемник получал питание от накального аккумулятора напряжением 2 вольта и анодной сухой батареи напряжением 120 вольт. Выпускался для сельской местности.
Фото радиоприемника с сайта Дмитрия Ипполитова.
Модель LM507 предназначалась для сетей как переменного, так и постоянного тока, была безтранформаторной и имела специфическую схемотехнику, характерную для аппаратов соответствующего предназначения. Аббревиатура LM расшифровывается как līdz- un maiņ- strāva (постоянный и переменный ток, лат.).
Так же в 40-м модельном году была изменена система заводского обозначения моделей: модель MD/40, что расшифровывается как М - maiņstrāva (переменный ток, лат.) и D - dinamisks (skaļrunis) (динамический громкоговоритель, лат.) 40-го модельного года стала называться М507, что означает М - maiņstrāva (переменный ток, лат.), как и в предыдущей системе обозначений; 5 – количество ламп в приёмнике, 0 - год выпуска (40-й); 7 – количество одновременно работающих настроенных контуров.
Модель MD/40 изготавливалась в более простом в производстве прямоугольном корпусе, фанерованном шпоном ценных пород дерева, а модель М507 – в «классическом», стилизованном под бакелит, как и у модели MD/39, корпусе, но несколько измененного, по сравнению с предшественником, дизайна. Так же, в модели М507 были применены лампы европейской «красной» серии: EK2 - преобразователь, EBF2 – УПЧ, детектор, выпрямитель АРУ, EFM1 – оптический индикатор настройки и предварительный УНЧ, EL3N – оконечный УНЧ и выпрямитель на кенотроне AZ1. Выпрямитель так же оставался однополупериодным. Как и в модели 39-го года, была применена антифонная катушка в системе громкоговорителя, расположенная поверх катушки подмагничивания и включенная в противофазе последовательно со звуковой катушкой; недостаточно отфильтрованный фон переменного тока «вычитался» из звукового сигнала и практически становился, незаметен на слух.
Переход на европейские лампы был вынужденным, ибо в Европе началась большая война, и поставки более дешевых ламп из США были сопряжены с различными трудностями и риском. В частности, довольно большое количество американских ламп, в основном, батарейных, примененных на приемниках 40-го года выпуска имеют один или два пропила на цоколе и проверочную марку на баллоне – легенда (?) гласит, что пароход с грузом ламп из США был потоплен немецкими Kriegsmarine возле мыса Колка, но доблестные латвийские водолазы подняли со дна моря груз. А пропилы были сделаны для промывки ламп от соленой морской воды. Затем, после сушки, каждая лампа проходила контроль и на нее наклеивалась марка, свидетельствующая о годности.
В частности, по причине нехватки американских ламп, в некоторых экземплярах приемников MD/40 встречаются, вместо американского выходного пентода 6K6G европейская лампа EL3N.
В середине 1940-го года в Латвии началось смутное время, потеря независимости, оккупация Советским Союзом со всеми вытекающими отсюда последствиями, не обошедшими собой и завод ВЭФ.
В начале 1940-го года началась дальнейшая модернизация столь полюбившейся народу модели радиоприемника, приведшая к появлению новой, несколько усложненной модели, названной VEF Super M517. Модель имела более, можно сказать, «богатый» дизайн, технически, была добавлена плавная регулировка тембра передачи, в добавление к имеющейся на предыдущих моделях, регулировке полосы пропускания тракта ПЧ. Регулировки тембра и громкости осуществлялись сдвоенным потенциометром, поэтому ручка на их оси была двойной: малая часть осуществляла включение сети и регулировку громкости, а большая – тембра. Средняя ручка настройки была «классической» «ромашкой», а правая – переключателя диапазонов, повторяла дизайн сдвоенной левой ручки регулировки тембра и громкости, что бы ни нарушать симметрии.
VEF SUPER M517 - основная модель выпускалась на лампах европейской «красной» серии с 1940-го по 1941-ой год : EK2 - преобразователь, EBF2 – УПЧ, детектор, выпрямитель АРУ, EFM1 – оптический индикатор настройки и предварительный УНЧ, EL3N – оконечный УНЧ и выпрямитель на кенотроне AZ1. В последующие военные годы модель производилась вплоть до 1943-го года , но уже на изменном составе ламп.
Фото радиоприемника с сайта Дмитрия Ипполитова.
Приемник был собран на лампах фирмы Philips тех же типов, что и в «прошлогодней» модели М507. С потерей независимости государства были так же потеряны и контакты с фирмой Philips, поэтому часть аппаратов начала комплектоваться лампами 11-й серии фирмы Telefunken, которые поставлялись в СССР «лучшими друзьями Страны Советов». Поначалу стало не хватать выходных пентодов EL3N, которые заменялись при производстве на EL11, затем и остальных типов. В конце концов, последние экземпляры имели следующий набор ламп: EK2 (казалось бы логичная замена и этой лампы на лампу 11-й серии не была возможна по техническим причинам, пришлось бы переделывать схему), EBF11, EFM11, EL11, AZ11.
Так же была разработана и выпущена модель радиолы на базе приемника М517, в корпусе от модели MD/40, к которому было не сложно сверху пристроить проигрывающее устройство.
Малой серией продолжала выпускаться модель с универсальным питанием VEF Super LM507, пока хватало запасов американских ламп.
Батарейная модель 1941-го модельного года называлась, естественно, VEF Super В417 и комплектовалась, ввиду отсутствия американских ламп, лампами европейских типов KCH1, KF3, KBC1, DLL21. Данная модель выпущена довольно малым тиражом и является сейчас большой редкостью.
Все же отношения между двумя странами, Германией и СССР, накалялись, кроме того, экономически было не выгодно комплектовать приемники «заграничными» лампами, а в СССР было свое налаженное производство электронных ламп американских типов; поэтому было решено пересчитать схему на эти лампы, но с сохранением параметров аппарата. Эта модернизация привела к появлению на свет приемника VEF Super М517 с «лишней», 6-й лампой. Набор ламп таков: 6А8, 6К7, 6Г7, 6Ф6М(С), 6Е5(С), 5Ц4С. Дело в том, что европейские лампы EFM1 и EFM11 представляют собой комбинацию «магического глаза» и маломощного НЧ пентода, использовавшегося в качестве предварительного УНЧ. В номенклатуре американско-советских ламп аналогов просто не было, поэтому в качестве индикатора применили «стандартную» 6Е5, а предварительный УНЧ работал на триодной части лампы 6Г7. То есть, две комбинированные лампы были заменены на 3 «простые», имеющиеся в ассортименте. Шасси приемника изготавливалось уже не из алюминия, ставшего стратегическим материалом, а из стального листа. Сдвоенный потенциометр, ввиду его дороговизны и сложностями с поставкой, был «разделен» - громкость регулировалась обычным, одинарным, а регулировка тембра осуществлялась ступенчато, с помощью галетного переключателя. В некоторых аппаратах галетника не было, применялся отдельный потенциометр. Так VEF Super М517 «обзавелся» 4-мя отдельными ручками.
VEF SUPER B417 (военный выпуск) - батарейный аппарат выпускался в период с 1941 по 1943-й годы. Приемник собирался на лампах батарейной 21-й серии ламп DK21, DF22, DBC21 и DLL21.
Фото радиоприемника Атиса Брикманиса.
Вышеописанная модификация аппарата начала выпускаться уже в оккупированной немецкими войсками Латвии, на переименованном заводе, получившем имя AEG Ostlandwerk, GmbH. на доставшихся в качестве трофея запасах советских ламп и в продажу не поступала. Аппараты распределялись среди военнослужащих Германии и оккупационных гражданских чиновников. Выпускалась данная модификация, приблизительно, до 1942-го года, пока не иссякли запасы советских ламп.
Отдельного внимания заслуживает ставшая легендарной в среде почитателей винтажной техники батарейная модель VEF Super В417, выпускавшаяся в период с 1941 по 1943-й годы. Приемник собирался на лампах батарейной 21-й серии ламп DK21, DF22, DBC21 и DLL21. Предназначался для использования в войсках в полевых условиях и поэтому практически не встречающийся в Латвии. Существуют два различных компоновочных вариантов аппарата – «классический» настольный и в «сундуке» с ЗИПом и элементами питания. Комплектовался аппарат громкоговорителем немецкой фирмы HYDRA, поскольку поставок английских постоянных магнитов на подконтрольную Германией территорию, естественно, не могло быть.
После освобождения Латвии от немецкой оккупации завод ВЭФ пришлось восстанавливать, но уже к концу 1945-го года была запущена в производство первая послевоенная модель приемника: VEF Super M557, быстро ставшая популярной на просторах разоренного войной СССР. По сути, она представляла собой разработанную в 1941-м году модель 517 на советских лампах, но упрощенную; был, исключен регулятор тембра и промежуточная частота была выбрана высокой – 468 кГц, что существенно повышало избирательность аппарата.
VEF SUPER M557 - модель производилась с 1945-го по 1949-й год . В аппарате использовались следующие радиолампы :6А8, 6К7, 6Г7, 6Ф6С, 6Е5С, 5Ц4С.
Фото радиоприемника принадлежавшего мне.
.
В дальнейшем схема и дизайн аппарата были переработаны в модель ВЭФ Супер М697, но это уже тема другого рассказа.
avatar
OldradioXX
Admin

Страна :

Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения